Егор БОРИСОВ: «Мы стоять на месте не можем»

Перспективы развития всегда в повестке дня руководителя региона. И если эта повестка сформулирована точно, обеспечена управленческим ресурсом - можно рассчитывать на успех. Сконцентрировать внимание на точках роста, не упуская при этом совокупное представление о будущем территории, Республике Саха (Якутия) помогает принятая еще в 2007 году и утвержденная правительством России Схема комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики до 2020 года. О развитии традиционных отраслей и новых точках роста Якутии «Дальневосточный капитал» разговаривал с врио главы РС(Я) Егором БОРИСОВЫМ.

 

- Егор Афанасьевич, Якутия - лидер в вопросах стратегического планирования в ДФО. Какова ваша личная система координат в управлении регионом? Как выстраиваются приоритеты?

- Территория Якутии огромна, и если не смотреть на ее будущее системным взглядом, можно допустить много перекосов в ее развитии, утратить массу возможностей для улучшения жизни якутян. Схема 2020 - это своеобразная калька с ячейками, наполненными перспективными проектами, между ними вырастают транспортные и энергетические связи. Но для нас важен еще один ракурс: исторически сложившиеся особенности развития территории. Исходя из этого, мы выделяем четыре крупных пространственно-экономических сектора.


Прежде всего, это столица, город Якутск, научно-образовательный, культурный центр, где нет крупных производств, но проживает треть населения.


Далее, промышленные районы, сконцентрированные преимущественно в Южной и Западной Якутии. Речь идет о Нерюнгри, Алдане, Мирном, Ленске, где добываются уголь, золото, алмазы, нефть, газ - то есть основная опора нашей экономики.


Третий сектор - северные, арктические территории, составляющие значительную часть Якутии. Развитию Арктики в последние 20 лет на государственном уровне уделялось очень мало внимания. Теперь пришло время, Арктика должна преобразиться и отвечать стратегическим задачам России.


И, наконец, четвертый большой сегмент - это наша традиционная отрасль, сельское хозяйство. Для нас это не только хозяйственная деятельность, но также культура и традиции коренных народов. Каждая из этих четырех точек определяет экономический подъем республики.
 


- Что самое сложное?
 


- Конечно же, Арктика. Не только по климатическим условиям и дороговизне жизни: здесь любое строительство, доставка грузов кратно дороже, чем в центральной части республики. На севере во время рыночных реформ свернули все производства, закрыли многие поселки. Но люди держатся за эти территории. В устье Индигирки и Колымы несколько веков живут старорусские люди, сохранившие свою самобытность и уникальность, коренные малочисленные народы. Они были, есть и будут, и мы им в обязательном порядке должны уделять внимание. Они населяют территорию, богатую ресурсами (и шельф, и материковая часть) для будущих поколений.

 

Мы объявили 2014 год Годом Арктики и приложим все усилия, чтобы сформировать стратегическое представление о будущем этого региона, примем комплексную программу его развития. Очень тяжелый вопрос - финансирование, рассчитываем на поддержку федерального центра. Север кровь из носу надо поддержать сейчас.

 

- Сегодня много разговоров о точках роста, Минвостокразвития ищет площадки, на которых можно было бы сформировать территории опережающего развития (ТОР), вычисляет приоритетные инвестиционные проекты. Но, по большому счету, Якутия сама становится большой точкой роста для России…

 

- Мы последовательно реализуем стратегические планы, определенные Схемой 2020. Но республика интегрирована не только в российскую, но и мировую экономику, поэтому приходится учитывать конъюнктуру глобальных рынков, от чего-то пока отказываться, а где-то идти на опережение, понимая, что уже в скором времени будет сформирован спрос на новые ресурсы. Так, снижение мировых цен на уголь и сталь повлияло на развитие в республике угольных и железорудных проектов. Авария на атомной станции Фукусима в Японии заставила нас приостановить проект по добыче урана.


Но мы ищем другие проекты. К примеру, сегодня в мире формируется большая потребность в редкоземельных металлах, и мы усиленно эту тему продвигаем. Якутия обладает уникальными месторождениями, разработка которых планировалась после 2030 года. Но мы убедили руководство страны, что это нужно делать сегодня, если Россия не хочет уже в ближайшие годы столкнуться с нехваткой ресурсов, определяющих технологическое развитие. Лицензия на разведку и добычу руд ниобия, редкоземельных металлов, скандия Томторского месторождения передана компании «Восток Инжиниринг».


Очень многое в экономике и социальном развитии Якутии поменяет реализация крупнейшего контракта на поставку газа в КНР. Разработка Чаяндинского месторождения и строительство газопровода «Сила Сибири» ставят вопрос о создании в республике инновационной гелиевой промышленности, поскольку именно наши месторождения содержат в себе уникальную гелиевую компоненту. В перспективе мы подразумеваем лидерство на международном гелиевом рынке. Это конкурентный вопрос, в мире растет потребность в этом ресурсе, и мы можем обеспечить как минимум половину спроса. Это позволяет рассчитывать не на краткосрочный всплеск экономической активности, которая возникнет, пока будет строиться газопровод, а на стабильное развитие, формирование новых отраслей экономики.

 

- Были планы построить завод по выделению гелия в Амурской области, а в Якутию его возвращать и закачивать в подземные хранилища. Концепция меняется? Претендует ли Якутия на строительство других нефтегазохимических производств?

 

- Вопрос будет дискутироваться. Пока нет опыта транспортировки самого гелия по трубе. При организации гелиевых предприятий на территории республики тоже есть вопросы - это логистика. Но проблема транспортировки готовой продукции решаема, главное на сегодня - определиться со структурой спроса и рынком сбыта.

 

Что касается других нефтегазохимических производств, то их организация в начале трубопровода неразумна. Производить здесь продукцию, а потом возить ее за тридевять земель? Единственное, на чем мы настаиваем, - это создание переработки под нужды республики, производство бензина, дизтоплива и т. д.

 

- Насколько республиканские предприятия - транспортники, строительный комплекс - сегодня готовы к возрастающим объемам работы?

 

- Мы к этому готовимся. Думаю, что с первоочередностью нефтегазовых проектов могут возникнуть временные трудности по доставке грузов. Но у нас уже есть опыт строительства на территории республики ВСТО, на наш транспортный комплекс тогда также ложилась колоссальная нагрузка, и мы ее выдержали.

 

- Егор Афанасьевич, в прошлом году принципиальные перемены произошли в отношении опорной для экономики республики компании АЛРОСА. Проведя IPO и выйдя на фондовый рынок, компания получила сторонних, в том числе иностранных, акционеров. На ваш взгляд, открытая экономика - благо для Якутии?

 

- АЛРОСА - это фактор стабильности жизни республики во всех аспектах, поэтому ее деятельность всегда под пристальным вниманием. Очевидно, что «открытие» компании шло непросто, но то, что непубличная компания не могла вести устойчивую финансовую политику, привлекать инвестиции, становилось все более очевидным. Парламент республики поддержал решение о преобразовании компании в ОАО.

 

По договоренности с правительством России, которому принадлежит 51% акций компании, на рынок было выставлено по 7% федерального и республиканского пакетов. Тем самым мы хотели решить как минимум три задачи. Первое - узнать истинную стоимость компании, что можно сделать только в ходе открытых торгов. В итоге компания была оценена в $8 млдр. Второе: продажа должна была показать, насколько правильно действует ее менеджмент. И мы увидели, что руководство компании работает достаточно уверенно и эффективно. И третье - очень важно, что публичное размещение прошло на Московской бирже. Это был своего рода тест, показавший, что на территории России можно успешно осуществлять такие операции, чтобы в дальнейшем Москва становилась одним из мировых финансовых центров.

 

Сделки прошли без каких-либо нареканий со стороны инвесторов. Сегодня в числе акционеров АЛРОСА есть иностранные участники, которые так же, как и российские, заинтересованы в повышении капитализации компании.

 

Мы выручили по 18 млрд рублей для федерального правительства и для республики и приобрели важный опыт: на открытых рынках можно работать, при этом страхуя свои риски.

 

- Сегодня ставится задача большей локализации обработки алмазов на территории республики, идет речь о создании алмазной биржи. Что вы думаете по этому поводу?

 

- Мы давно занимаемся в республике обработкой алмазов и заинтересованы в том, чтобы на территории России, и в том числе в Якутии, оставалось больше добавленной стоимости. Но у этого вопроса пока нет простых решений. Если сегодня рассматривать траекторию развития компании, то ей выгоднее продавать сырье на мировых рынках. Местные потребители не могут купить его по ценам, которые сформировались в мире. Да и компания не может и не должна терять прибыль. Значит, нужно создавать условия для того, чтобы это было выгодно делать внутри страны, а местные гранильные предприятия были конкурентоспособны на глобальных рынках.

 

Одно из решений может заключаться в создании территорий с особым режимом функционирования - ТОРов. В числе наиболее проработанных и в итоге отобранных Минвостокразвития площадок есть наш проект «Северный мир», который объединит в себе развитие туризма и бриллиантовый комплекс. При этом алмазная биржа должна быть прописана в Якутске, ее создание может дать мультипликативный эффект развитию всей территории.

 

- Экспортоориентированная модель в несырьевом секторе экономики Якутии может быть реализована?

 

- В очень ограниченном масштабе. Наша особенность - мы в транспортном отношении в значительной степени изолированная территория. Пока, кроме туризма, развития ювелирной промышленности и уникального базальтового производства, мы в эту модель ничего уложить не можем. Другое дело - насыщение собственного рынка и поддержка малого и среднего бизнеса, который хоть и не является базовым по налоговым платежам, но обеспечивает работой большую часть населения республики. МСБ является самым главным инструментом обеспечения занятости, и мы стараемся максимально создавать условия для развития предпринимательства. У нас эффективно работает Фонд поддержки, в районах созданы бизнес-инкубаторы, где учат местных жителей заниматься бизнесом. Уже работает два технопарка. Недавно открыли технопарк в Нерюнгри, понимая, что перспективы этого города не должны ограничиваться отработкой угольного месторождения. В технопарке уже обжились первые резиденты, и мы готовы поддерживать любые инициативы предпринимателей.

 

Особый акцент делаем на инновационную составляющую. В республике работают Венчурный фонд «Якутия», Республиканская инвестиционная компания, на базе Северо-Восточного федерального университета появились малые инновационные предприятия, идет поиск проектов. Моя главная задача - создать атмосферу, чтобы у людей появилась уверенность в собственных силах, нарабатывался опыт. Недавно, например, мы открыли цех по производству стройкомпозитов. Мы знаем, что нам нужны хорошие быстровозводимые дома, поэтому поддержали предпринимателей. И, окрыленные поддержкой, они выдали результат.

 

В ходе общения с молодым, но по-хорошему амбициозным сообществом айтишников родилась идея создания IT-парка. В Якутии много талантливой молодежи, разбирающейся в информационных технологиях. Наши ребята участвуют в создании игр, анимационных фильмов для зарубежных заказчиков. Они мне сказали: «Не хотим уезжать за границу, хотим работать на Якутию». Мы обязательно создадим для них IT-парк, и условия работы в нем будут хорошие.

 

- В настоящее время идет существенное сокращение федерального бюджета на региональные программы. Какие объекты для вас являются принципиальными, и вы их отстаиваете перед федеральным правительством?

 

- В число приоритетных инвестиционных проектов Минвостокразвития пока включило два наших - это освоение Эльгинского и Инаглинского угольных месторождений. Но есть ряд задач, которые пока не удается решить; в частности, мы планировали закольцевать энергосистему, снизив тем самым тарифы и сделав условия бизнеса в Якутии более конкурентоспособными. Работа по строительству линий электропередачи несколько замедлилась.

 

Есть задержка с началом строительства мостового перехода через реку Лена в районе Якутска. Для республики этот мост - важнейший транспортный объект, который позволит сформировать крупнейший логистический центр на соединении трех федеральных дорог, железной дороги и речных путей. Сегодня у нас 60% территории не имеет круглогодичной транспортной доступности, мост существенно изменит эту пропорцию в обратную сторону. Будет снята огромная нагрузка на бюджет: досрочный северный завоз - это омертвение капитала в виде накопленного товара. Это снижение себестоимости транспортировки и прочее. Уверен, мы доведем вопрос до логического завершения и начнем строительство.

 

Нас волнует сокращение инвестиций на социальный комплекс. Будем добиваться финансирования, работая через Министерство здравоохранения России. В Якутии большие незакрытые потребности по детским учреждениям, поэтому в республике принята программа, и мы их интенсивно строим. Недавно договорились со Всемирным банком о долгосрочном кредите на эти объекты. Поймите, мы стоять на месте не можем - мы обречены на развитие.

 

Лариса ЛАРИНА. Журнал "Дальневосточный капитал", август,  2014 год.