Егор Борисов дал интервью журналу «VIP-premier»

В свежем номере международного журнала «VIP-premier» за декабрь 2013 года вышло интервью Президента Республики Саха (Якутия) Егора Борисова. Журнал «VIP-Premier» позиционируется как независимое иллюстрированное издание о лидерах и для лидеров, рассказывающее о жизни современной России и зарубежья.

Якутия - ресурс России на будущие века

Республика Саха (Якутия) занимает пятую часть России, ее территория сопоставима по размерам с Западной Европой или Индией. Недра этого богатейшего и сурового края изучены от силы лишь на 10 процентов. Хотя запасы полезных ископаемых уже оцениваются в 3,5 триллиона долларов. Сегодня, когда все чаще говорится об исчерпании природных ресурсов, Якутию можно смело назвать кладовой России, ее стратегическим регионом.

– Егор Афанасьевич, кажется несправедливым, что огромный потенциал Республики Саха (Якутия) до сих пор недостаточно востребован. Как вы думаете, почему?

– Запасы полезных ископаемых Якутии еще не в полной мере изучены. С другой стороны, нам надо думать и о будущих поколениях, оставить что-то потомкам. У нас в республике большие запасы нефти, газа, угля, золота, алмазов, олова, сурьмы, редкоземельных металлов… При этом мы не собираемся в прямом смысле держать что-то в закромах. Если полезные ископаемые сегодня востребованы, то надо их осваивать сейчас. По всем прогнозам у нас запасов столько, что хватит на несколько столетий. Поэтому сегодня необходимо расширять географию их поиска, вести освоение территорий. Для этого нужно привлекать науку, но главное – создать нормальную транспортную и энергетическую инфраструктуру, которой пока практически нет, особенно в северной части республики. Хорошо, что сегодня заговорили об освоении континентального арктического шельфа, об Арктике. Это стратегическая задача, которую поставил Президент Российской Федерации. И к ее выполнению мы активно приступили.

– Якутия – ресурс России на будущее?

– Якутия, как и Западная Сибирь и весь Дальний Восток – это ресурс под горизонты XXII, XXIII, XXIV веков. Однако сегодня надо очень разумно и планомерно начинать его осваивать. В республике есть такие природные ископаемые, которые дадут России мощные конкурентные преимущества на мировом рынке. Я говорю о редкоземельных металлах. Когда три-четыре года назад мы ставили вопрос о начале их добычи, то имели в виду планы на 2030-й год. Но конъюнктура рынка быстро меняется, сегодня редкоземельные металлы пользуются высоким спросом. Поэтому мы предлагаем уже со следующего года начать освоение уникального Томторского месторождения ниобия на северо-западе республики. Редкоземельные металлы будут чрезвычайно востребованы с развитием высокотехнологичных производств в таких отраслях, например, как машиностроение и ракетостроение.

– Каковы сегодня самые острые проблемы в республике?

– Недостаточно развитая инфраструктура. Потому что без автомобильных и железных дорог, без доступной электроэнергии и качественного коммунального хозяйства невозможно наладить нормальную жизнь людей, невозможно расширять производство. Наличие полноценной инфраструктуры – это еще и необходимое условие для привлечения инвестиций. Бизнес проявляет интерес к перспективным месторождениям, но если туда ни пройти, ни проехать, если там нет электричества, желание заниматься этим у них быстро пропадает.

– Какие действия предпринимает руководство республики, чтобы изменить ситуацию к лучшему?

– В 2007 году мы приняли стратегический документ – «Схему комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Якутии до 2020 года». Он был одобрен Правительством России. Идеи и задачи, в нем заложенные, уже активно воплощаются в жизнь. Согласно этому документу, мы ориентируемся на три основных направления. Прежде всего, мы поддерживаем существующие традиционные отрасли экономики, то есть горнодобывающую промышленность, которая представлена алмазодобывающей, угольной, золоторудной отраслями. Кроме того, у нас уникальное сельское хозяйство. Больше половины поголовья крупного скота Дальнего Востока находится в Якутии, не говоря уже о лошадях, оленях.

Второе направление – то, о чем мы уже говорили: развитие инфраструктуры. Сейчас мы практически завершаем строительство железной дороги до правого берега реки Лены в районе города Якутска. Ее ввод обеспечит кардинальное улучшение системы транспортного обслуживания на всей территории нашего огромного региона и соответственно создаст дополнительные предпосылки для экономического роста. Станет возможным вовлечение в хозяйственный оборот целого ряда сырьевых месторождений (железной руды, урана, апатитов и других). В зону круглогодичного транспортного сообщения будут интегрированы центральные, восточные и западные районы республики с охватом 83% населения. Даже эффективность доставки грузов в арктические районы повысится. Мощный толчок к развитию получат действующие предприятия.

Также за последние несколько лет в Якутии построены сотни километров автомобильных трасс. За счет созданного в республике дорожного фонда мы, наряду с федеральным фондом, поддерживаем дороги муниципального, республиканского и федерального уровня. В среднем в год тратим на это 15-20 миллиардов рублей. Немалые вложения.

Много внимания уделяем энергетике. Строим линии электропередачи, чтобы связать три энергорайона республики – Южную, Центральную и Западную Якутию, объединить их с Дальним Востоком, вывести на Центральную Россию и таким образом подключить к национальной энергетической системе.

Наконец, третье большое направление – это создание новых отраслей, которые закладывают прочный фундамент экономики республики на будущее. Якутия богата углеводородным сырьем. Мы фактически с нуля создали нефтяную промышленность. От локальной газодобычи и распределения переходим сейчас к формированию «большой» газовой промышленности. ОАО «Газпром» начинает работы на крупном Чаяндинском месторождении.

– На кого больше рассчитываете: на государство или на инвесторов?

– Государство обязано создать определенные условия. Тем более когда речь идет о севере Дальнего Востока, с его непростыми природными условиями. У государства есть определенные механизмы регулирования, включая налоговые, бюджетные, социальные, которые стимулируют инвестиции. Все эти инструменты должны использоваться.

На мой взгляд, основные меры поддержки пока больше ориентированы на крупный бизнес и производственные проекты. То есть рассчитаны на мультипликативный эффект. Но реальные стимулы для жителей Дальнего Востока нужны уже сейчас. Поэтому я считаю, что необходимы решения, дающие преференции непосредственно гражданам, подобные введению льгот на авиаперевозки.

Это позволит дальневосточникам чувствовать себя более уверенно и комфортно. Ведь человеческий капитал являет собой фундамент любого развития. Также мы уже давно предлагаем в целях финансового самообеспечения субъектов Дальнего Востока создать целевые региональные инвестиционные фонды, пополняемые путем разовых платежей за право пользования недрами.

– В прошлом году было создано Министерство по развитию Дальнего Востока. Считаете ли вы сам факт образования нового ведомства оправданным?

– Создание такого органа – это сигнал, показывающий, какое значение придают президент и правительство страны Дальнему Востоку. Идея сконцентрировать все силы и средства для развития региона в одних руках – правильная. Но очень много зависит от выработки конкретных механизмов, а здесь полной ясности мы пока не видим.

Сейчас обсуждается возможность принятия специального закона «О развитии Дальнего Востока», который охватывал бы все жизненно важные вопросы, учитывал наши климатические и территориальные особенности, определял набор различных льгот, включая налоговые, и таким образом реально стимулировал развитие региона. Если мы хотим, чтобы Дальний Восток имел особый статус в рамках задач и приоритетов развития Российского государства, с ориентиром на рынок Азиатско-Тихоокеанского региона, регулирующие механизмы должны быть сконцентрированы в одном законе и обеспечивать комплексный подход. Мы поддержим принятие такого документа.

Но в Республике Саха (Якутия) мы и сами знаем, чем должны заниматься. Я уже сказал, что у нас есть утвержденная Схема развития до 2020 года, которою мы по мере возможностей реализуем. Кроме того, принято 35 региональных программ. Наша республика – один из немногих субъектов Российской Федерации, который еще с начала 2000-х годов применяет методы программного управления экономикой. Уже два года мы реализуем принципы программно-целевого формирования бюджета. Тем самым обеспечиваем прозрачность и обязательность его выполнения.

– На московской бирже в этом году реализовано 16% акций АК «АЛРОСА», в том числе 7% федеральной части и 7% принадлежавших Республике Саха (Якутия). Ваша твердая позиция как главы республики помогла сохранить контроль над предприятием, в то время как федеральная сторона была готова к полной приватизации. Насколько обоснована приватизация «АЛРОСА»?

– Я не считаю это своей заслугой, потому что победил здравый смысл и ответственное отношение к стратегическому предприятию. Мне понятна позиция правительства Российской Федерации, которое выполняет программу приватизации, стремится к повышению эффективности работы компаний с госучастием. Ибо считается, что частная собственность более эффективна, чем государственная.

И это в целом справедливо. Но здесь особый случай. Дело в том, что «АЛРОСА», благодаря поддержке Правительства России, сумела устоять в условиях финансово-экономического кризиса 2008–2009 годов и получила определенные заделы для развития.

Сегодня компания является самой крупной в мире в данном секторе, устойчиво работает и привлекательна для инвестиций. Мы обязаны все эти моменты учитывать. Кроме того, «АЛРОСА» для Якутии – бюджетообразующее предприятие, компания публичная, социально ответственная. Люди, живущие в Якутии, свои перспективы всегда связывали с развитием «АЛРОСА» и потому крайне болезненно относятся к любым действиям в отношении нее. Когда в прошлом году правительство России решило продать свой пакет акций, который составляет 51%, в республике это решение не поддержали. По этому поводу были спекуляции, что, мол, Якутия пытается диктовать свою волю федеральному центру. Но это не так. Мы провели долгую кропотливую работу, пытаясь убедить руководство страны, что решение о полной приватизации АК «АЛРОСА» не совсем правильное. Добивались подписания акционерного соглашения с Правительством Российской Федерации о сохранении компании в государственной собственности.

Разговаривали с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, с министерствами и в конце концов нашли понимание. Наша позиция получила поддержку президента России Владимира Владимировича Путина, за что мы ему благодарны. Руководство компании тоже встало на нашу сторону. Сейчас мне лично понятно, что за решением о полной приватизации стояли узкие интересы определенных лиц, желавших заполучить в собственность успешную компанию…

В итоге было принято иное решение, суть которого вы изложили в своем вопросе. Самое интересное: мы договорились, что сделка состоится не на Лондонской бирже, не в Нью-Йорке, Гонконге или где-то еще, а на территории России.

– Что это дало?

– IPO компании «АЛРОСА» стало крупнейшим за всю историю российского рынка на Московской бирже, что позволило существенно укрепить позиции России в целом как одного из крупных международных финансовых центров.

– А какие выгоды получила республика? Куда вы планируете направить вырученные средства?

– Во-первых, выход на рынок сделает работу «АЛРОСА» еще более прозрачной, а это немаловажный фактор для всех жителей Якутии. Хотя и до этого она была публичной, открытой компанией. Кроме того, в ходе торгов мы определили, сколько стоит «АЛРОСА». Стало понятно, насколько успешен и профессионален менеджмент компании, который выводил ее на IPO. Ну и, разумеется, республика получила определенные деньги для реализации своих программ развития. Вырученные средства будут направлены главным образом на снос и расселение аварийного жилья, газификацию республики, строительство коммунальной и энергетической инфраструктуры.

– Якутия известна не только алмазами, но и золотыми месторождениями. Как у вас строятся отношения с золотопромышленниками, принимают ли они участие в решении социальных задач?

– Вопрос надо несколько расширить, потому что мы выстраиваем отношения со всеми, кто работает в Якутии, включая неф-тедобывающие, алмазодобывающие и другие предприятия. И во всех случаях мы исходим из того, что бизнес, особенно крупный, должен нести определенную социальную ответственность. С каждым крупным предприятием заключается соглашение, будь то «АЛРОСА», «Сургутнефтегаз», «Газпром», «Полюс Золото», группа компаний «Янтарь» или другие. Им предоставляются налоговые льготы, иногда мы идем и на другие уступки, а они берут на себя обязательства социального характера. Помогают нам строить новые социальные объекты – школы, детские сады, стадионы… Безусловно, не все наши партнеры проявляют социальную ответственность безупречно. Но с большинством из них мы находим общий язык на взаимовыгодных условиях.

– В Якутии есть уникальная программа привлечения молодых кадров – «Молодежь и промышленность». Как она действует?

– Правительство Якутии заинтересовано, чтобы местные кадры были привлечены в промышленность. С другой стороны, сами компании, которые начинают осваивать территорию Якутии, всегда испытывали сложности со специалистами. Поэтому здесь обе стороны заинтересованы. Остается лишь совместить эти интересы. У нас в республике даже есть специальный орган власти – Министерство профессионального образования, подготовки и расстановки кадров. Такой структуры, насколько мне известно, нет больше нигде в России. Оплачиваем ребятам учебу в федеральных университетах, стимулируем крупный бизнес заниматься тем же самым. И большую часть молодых специалистов, даже тех, кто получает высшее образование самостоятельно, после окончания учебы стараемся трудоустраивать. Работаем индивидуально с каждым предприятием, с каждой компанией.

– Наверняка приходится уделять большое внимание регулированию миграционных потоков, потому что в республику многие приезжают на заработки, на сезонные работы. И из Якутии, видимо, немало людей уезжают, как у вас говорят, на «материк»?

– Я не соглашусь, что из Якутии многие уезжают. Так было только в 1990-е годы. Потому что тогдашний премьер-министр Егор Гайдар в 1992 году приехал к нам и сказал: «Незачем на севере держать убыточные предприятия». Он же экономист, должен был понимать, что те же самые золоторудные компании – это градо- и поселкообразующие предприятия. В результате начались массовые банкротства, десятки и сотни тысяч человек оказались без дела. В то время, например, на севере работали преимущественно русские и украинцы. Украина объявила суверенитет и заявила: «Все, кто проживает на территории Украины, получат гражданство». Тогда многие якутские украинцы вернулись на историческую родину. Около ста с лишним тысяч человек, в основном славянского происхождения, в начале 1990-х уехали из республики. Но к концу этого десятилетия миграционная ситуация у нас уже стабилизировалась. Сегодня республика является единственным регионом на Дальнем Востоке, где наблюдается естественный прирост населения. К 100-летию государственности Республики Саха (Якутия), которое будет отмечаться в 2022 году, мы планируем достигнуть отметки в 1 миллион человек (сейчас население в регионе составляет порядка 960 тысяч).

– То есть оттока квалифицированных специалистов из Якутии нет?

– Нет. Хотя миграционные проблемы имеются, как и в целом по России. Мы это хорошо понимаем. Желающих приехать к нам для трудоустройства достаточно много, потому что в республике есть стабильность. Остановить приток мигрантов в соответствии с действующим законодательством очень сложно. Мы на этот счет не раз обращались в федеральное правительство. Приезжают в основном простые люди из Средней Азии, у которых одна проблема – заработать. Они не понимают, куда попали, в какую среду, какие здесь традиции, культура, языки. Конечно, периодически это приводит к тому, что они начинают конфликтовать с законом, с местным населением. Как правило, на бытовой почве. Кроме того, мигранты порой импортируют нам свои внутренние межнациональные проблемы. Например, гости из Узбекистана и Кыргызстана, имеющие противоречия в Ошской области, иногда начинают выяснять отношения и в Якутии. Это все отражается на жизни республики, и народ, конечно, реагирует. Но подобное происходит везде, не только у нас.

Исходя из этого, управление миграционными процессами в России требует дальнейшего совершенствования. Вместе с тем нужно по-настоящему ужесточить ответственность работодателей за наем незаконных мигрантов. В идеале иностранная рабочая сила должна привлекаться только на дефицитные специальности, при этом следует уделять максимум внимания социальной и культурной адаптации и интеграции мигрантов.

– А китайцы у вас есть?

– Их очень мало. Китайские мигранты заполонили Якутию в 1990-е годы, тогда мы большую часть депортировали, поскольку в основном они находились в России незаконно.

– О личном можно спросить? Хотя на персональном сайте вы говорите, что не любите о себе, о своей семье рассказывать…

– Не люблю.

– Но все-таки, помимо работы, что еще есть в вашей жизни?

– Кроме работы – только работа.

– А в чем секрет вашей трудоспособности?

– Секрет в том, что привык так работать с тех пор, как стал молодым руководителем, в 25-летнем возрасте. Обычно отвечаю журналистам, что мое хобби – это моя работа.

– То есть не охота, не рыбалка, а именно работа?

– Охота и рыбалка, когда удается для этого выкроить время, тоже неплохо, но очень редко такое бывает.

– Тогда традиционный вопрос нашего журнала. Какими качествами должен обладать лидер?

– Самое главное – это чувство ответственности. В любых делах, больших или малых. Лидер обязан постоянно самосовершенствоваться, учиться, творить.

– Как руководитель крупнейшего региона России скажите: лидерами рождаются?

– Лидерами становятся, потому что любой талант можно угробить, а можно развить… Я в молодости ничем особым не выделялся…

– Вы, я знаю, даже руководителем не хотели быть.

– Да, не собирался быть руководителем. У меня в команде очень много молодых ребят. Всегда говорю им: «Не ставьте карьерные цели – испортитесь. Просто работайте». Кто работает, того замечают, потому что всякому руководителю, всякой команде нужен работающий человек. Работайте, работайте и еще раз работайте. Заметят. Я этому следовал всю жизнь. Вырос я в простой деревенской семье, отец рано умер, мать восьмерых детей одна воспитывала.

– Вы старший?

– Я самый старший, поэтому приходилось пахать. И меня замечали. Рабочим был, сказали: «Иди, учись, не надо тебе здесь всю жизнь рабочим оставаться». Поехал учиться. Вернулся – цех возглавил, потом стал руководителем предприятия. У меня не было ни свата, ни брата. Но продвигали же. Потому что просто пахал. Это первое. Второе: лидер должен уметь правильно ставить задачи. Это половина успеха.

– Наверное, у вас есть свои управленческие секреты...

– Не боюсь общаться с народом. Иногда бывает, чиновники то ли стесняются, то ли боятся говорить с людьми на простом человеческом языке. А напрасно. Народ мудрый, он все понимает правильно. Только ему объяснять нужно правдиво и доступно. За год я объезжаю большую часть республики, в некоторых районах бываю по несколько раз и везде провожу встречи с местным населением в формате прямого диалога. При этом местным чиновникам в этих встречах участвовать запрещаю – чтобы не смущали народ. По три-четыре часа мы общаемся, люди задают вопросы, я даю честные ответы. Если нет сейчас возможности в каком-то селе построить, например, школу, то так и отвечаю: пока такой возможности нет, потерпите. Если вижу, что человек поднимает проблему и нужно вмешаться, – вмешиваюсь. Или мы вместе думаем, как выйти из той или иной ситуации. Это эффективный стиль работы, хотя и трудоемкий.

– Вы это делаете с самого начала своего президентства?

– Еще во время работы председателем правительства так делал. Считаю, что роль гражданского общества сейчас очень высока, поэтому стараюсь на любом уровне пробуждать народ, вовлекать его в управление, в решение наших общих задач. За годы советской власти люди, к великому сожалению, разучились брать на себя ответственность. Но Советский Союз прекратил свое существование двадцать с лишним лет назад, а менталитет людей меняется чересчур медленно. Многие до сих пор уверены, что за все отвечает только власть. Между тем мы давно живем в условиях рыночной экономики, где на первый план выходят инициатива, самостоятельность и ответственность самих граждан. Прежде всего за свое здоровье, за свое образование, за свою семью. А дальше – за чистоту и порядок в домах, за грамотное и честное исполнение своих обязанностей на работе… По-моему, пока люди сами не возьмут судьбу в свои руки, никакое государство не обеспечит им хорошую жизнь.

В прошлом году в замерзающем Тикси было то же самое. Я приехал, поговорил с народом. Создали общественный совет, начали контролировать с низов восстановление теплоснабжения. Женщины мужиков с диванов подняли. В результате за короткое время при поддержке властей все было восстановлено. Прислали мне телеграмму с благодарностью, что помог, дал идеи, как организовать работу и контроль. А я в ответ порекомендовал не останавливаться на достигнутом. Используя общественный совет, продолжать работать, укреплять правопорядок, вести воспитательную работу с молодежью, налаживать жизнь. Этот опыт я распространяю по всей республике, рассказываю о нем коллегам в других регионах. Потому что уверен: без вовлечения общества в совместную работу большие задачи нам не решить.

– Как реагируют руководители других регионов?

– Они спрашивают: «У тебя самоуправление работает?». Я говорю: «У меня работает». Объясняю, что если только сверху давать команды, что делать, а что не делать, активности не будет. Надо научить народ самоорганизовываться.

– А вы с Владимиром Владимировичем тему самоуправления и гражданского общества не обсуждали?

– Нет, не обсуждал. Правда, некоторым коллегам в Кремле рассказывал о нашем опыте.

– И как там реагируют?

– Говорят: «Очень хорошо, мы тоже будем с народом встречаться».

– А как к этому относятся ваши подчиненные?

– Я открыто заявил, что мой главный противник – это бюрократия, моя собственная бюрократия. Но при этом без чиновника невозможно организовать никакое дело.

– Что ответили на это чиновники?

– А что они могут ответить? Пытаюсь убеждать их, что необходим диалог власти с народом. Ежегодно в январе у нас перед народом отчитываются муниципальные чиновники, а в феврале – члены правительства республики. Отчет идет во всех 600 населенных пунктах республики. Один зампред – в один район, другой – в другой. Министры тоже разъезжаются докладывать людям, что сделано. Наша задача – переломить сознание общества, научить его надеяться не только на власть. Когда каждый человек в стране поймет, что он должен сам трудиться, отвечать за свои поступки, не брать взяток, только тогда мы в стране что-то изменим. И я вижу, что люди это начинают понимать, есть стремление к сотрудничеству, доверие. А это самый ценный ресурс.

 

www.egorborisov.ru